Защитные эффекты агротехники

.

Назад, к сохе! Научимся же, наконец, пользоваться ею правильно!
Агрометод появился в результате обобщения и анализа тьмы сравнительных данных. Он не мыслим без постоянного эксперимента. Агротехника, при которой патогены не борзеют выше порога вредоносности – цель для настоящих интеллектуалов. Вызвать на дуэль долгоносика, отбросив опрыскиватель? Играть в шахматы с погодой, мудрить с приманочными посевами и смесями сортов, колготиться с сиюминутными дозами, варганить кулисы? Тут одной прямой извилиной не обойдешься!


В общем, агрометод жутко непопулярен. Однако земледельцы, стабильно работающие почти без пестицидов, есть. По факту, базис агрометода уже освоен практикой. Но есть еще надстройка: хитрости для любителей «интенсива».

ДОЗЫ УДОБРЕНИЙ – главный момент для «интенсивщиков».
Аксиома номер один агрозащиты: всегда есть оптимум доз и соотношений, при которых болезнь не вредит, а урожай оптимален. Химия не нужна. Ну, в худшем случае, достаточно одной точной обработки. Ученые ВНИИ риса нашли такие режимы даже для страшного перикуляриоза – и он почти не проявляется. А команда Зазимко установила оптимум для своей подшефной пшеницы. И вот что характерно: при стандартных дозах NPK[8] болезни процветают на 50–60 %, а при половинных дозах – всего на 8–12 %. В пять раз меньше!
То же и с сосущими: на фоне удобрений тля взрослеет за неделю, а вот на фоне сухих гранул птичьего помета – за 10–11 дней. На помете и растения лучше развиваются, и кожица листа потолще.
Конечно, многое определяет погода. Но избыток азота всегда усиливает заболеваемость в разы. Это – аксиома номер два.
Кубанский агроуниверситет исследовал долю ответственности удобрений за развитие болезней. Оказалось – до 40–50 %. Прочтите еще раз, осознайте цифру! При этом четко видно: на малых дозах NPK (60–30–20) эффективнее защищать биологически, а на стандартном перекорме можно только химичить. Отсюда общий закон захимичивания: чем больше удобрений, тем больше ядов. Подсаживая фермера на новые удобрения, химический концерн может спокойно бить себя в грудь, распинаясь о вреде пестицидов!
Кто-то скажет: ну и что я соберу без удобрений? А это смотря как работать. Те же исследования КубГАУ показали: при нормальном плодородии разница между средним и высоким фоном удобрений – всего 2–4 ц/га. Тут 53, там – 55. При этом 53 на треть дешевле, чем 55. Или с ячменем: средний фон – биозащита прибавила 8 %, высокий фон – химия прибавила 10 %, и там и там урожай вышел на 70. Только с химией он дороже. А сорт пшеницы Батько, устойчивый к засухе, на среднем фоне оказался продуктивнее, чем на высоком, причем заметно: на 8–12 ц/га.

Есть еще дробность подкормок. Дай весной сразу 90 азота – получишь дикую вспышку и будешь пол-лета «грамотно защищать», что обычно и видим. Но раздели эту дозу на две по 45 – болезни вдвое спокойнее, и вспышки не будет.
Важен и срок кормления. Дай азот пораньше, по сходу снега – вспышки не будет. Но дай в апреле, по теплу – вспышка гарантирована: твой азот сразу усвоился и вызвал ожирение. Ранняя подкормка не снизит урожай, так зачем же провоцировать болезни?
Важно учитывать и предшественника. В смысле болезней он не абсолютен: больше полусотни всеядных грибков – общие для всех культур. А вот на питательный фон влияет. Например, после бобовых больше азота, после злаков – калия. Вырастил кукурузу на зерно – оставил на поле почти всю биомассу, создал высокий агрофон. А скосил на силос – отнял всю органику, агрофон будет бедный. То есть, предшественник и удобрение – одно целое, связка. Не учел предшествующую культуру – и с удобрением ошибешься, и эффект предшественника похеришь!

ПОДГОТОВКА СЕМЯН – другой важный прием защиты.
Одно из хобби Зазимко – стимуляция. Он проверил и выяснил: очень многие стандартные протравители задерживают, а часто и подавляют прорастание семян. А для верности сего эффекта часто рекомендуются в двойных дозах сверх необходимого. Все верно: прибыль надо делать с момента посева! Химики и делают, а мы им верим… И тогда Михаил Иванович разработал ЗСС – защитно-стимулирующий состав. Десятая часть протравителя, стимулятор, иммуномодулятор и синергист – добавка, усиливающая взаимный эффект компонентов. Синергизм – другое хобби Зазимко.
Препарат прошел тьму испытаний в производстве. Вместо подавления – стимуляция роста при том же защитном эффекте. Эффект по твердой головне, корневым гнилям, снежной плесени и мучнистой росе – не ниже лучших протравителей, да еще с прибавкой в 1–2 ц/га. 100–120 г ЗСС работают, как 2 кэгэ витавакса[9]. Повторная обработка не нужна: впитывается в оболочку семени. Рецепт – баковая смесь всего разрешенного, не требующая регистрации. Да еще вдвое дешевле химии. Полюбился ли ЗСС чиновникам? Угадайте с трех раз.
Вообще, с протравителями – детектив. Обычное дело: потратив тысячу на сам яд, три тысячи тратят на антидот – вещество, «обезвреживающее» этот яд. Классная агрономия! Осталось начать покупать нейтрализатор для антидота, а потом суперантидот для нейтрализатора – и интенсив достигнет полной интенсивности!
Для справки: запас прочности у протравителей – 200–300 %. Можно давать половину, даже треть дозы – эффект будет тот же. Странно, почему мы так не делаем. Зато продавцы иммуномодуляторов и стимуляторов этим часто пользуются: взял полдозы протравы, добавил свой продукт, получил тот же эффект – во, наш стимулятор по эффекту половину протравителя заменяет!
На деле – не заменяет, а синергетит: усиливает, дополняя. Но далеко не всякий: синергизм – дело тонкое. КубГАУ и ООО «Технозар» больше десяти лет исследовали «дружбу» двадцати протравителей и тридцати стимуляторов. Годными для синергизма оказались СИЛК, иммуноцитофит, агат-25К и симбионт, а лучшими – лигногуматы[10]. Нашлись варианты, когда 200 г смеси работали, как 2 кг протравителя. Отобраны синергисты, позволяющие обходиться четвертью яда. Вот эти исследования и дали в итоге ЗСС с таким эффектом.
Со стимуляторами тоже свои истории. Некоторые из них привередливы: стимулируют не все культуры или сорта. Другие весьма метеозависимы. А многие усердно наивны: стимулируют на 200 % и культуру, и головню! Недолго будешь радоваться буйной зелени… Многие вещества модулируют иммунитет, но ни один стимулятор не убивает грибков. Так что «фунгицидный эффект» регуляторов роста – рекламный трюк. Как и то, что «гуматы улучшают почву». Гуматы – отличная вещь, но это обычный компонент почвы, на гектаре их – 900 тонн, а мы даем в лучшем случае полкило!

ПОФАЗНЫЕ ХИМОБРАБОТКИ – часто хитрая путаница. Зазимко в ней разобрался. И вот в чем оказалась правда: есть фаза, в которую обработка дает максимальный эффект – такой, что другие, как правило, не нужны. Для чего же нам так усердно рекомендуют лить пофазно? А чтоб больше химии продать.
Пример – листовые болезни злаков. Обычный стандарт – обработка во время выхода в трубку и по флаговому листу. Логика простая: флаг и второй лист – 55 % вклада в колос. На самом же деле по флагу работать рано: у патогена еще масса времени, чтобы дать новую вспышку на радость химикам! Умнее смотреть на третий лист. Заметил тут первые пятнышки – сработай качественно: защитишь и флаг, и второй лист, и паразиту времени не оставишь.
То же самое с процентом пораженных листьев. «Баер» учит: накопилась «сигнальная» доля больных листьев – опрыскивай, снова столько же увидел – снова технику гони. Правда же в том, что больной лист – только один из факторов потери урожая. Есть еще выносливость и устойчивость сорта, предшественник и агрофон, погода и полегание. И главное: в каждой фазе поражения – разные потери. Вот и получается: трижды прогнал технику, вылил яды и деньги, и два раза из трех – на ветер. Урожай они не прибавили: он бы и так не убавился.
За несколько лет работы команда Зазимко свела в таблицы потери конкретных сортов, зависящие от разных факторов. Разница более чем существенна! В итоге появилась простая и емкая методика расчета реальных потерь урожая. Берем перечисленные факторы, заносим в табличную графическую матрицу – получаем результирующую. Накладываем на нее нашу фазу – видим реальные потери и нужный препарат для нашей ситуации. Рассчитать одну обработку – и попасть в точку! Вот что такое грамотная защита.
Те же данные помогают оптимально составить сортовые популяции. И точно разместить сорта по полям. А это тоже неслабый метод снизить ущерб от болезней. Поля-то все разные!

АГРОФОН. Название нашей науки – «защита растений». Вдумайтесь в смысл. Что защищает химзащитник? Растения, что же еще! А вот агрозащитник, представьте себе, защищает урожай. Он знает: эффект препарата и урожай часто и рядом не стоят. И понимает: главный фактор защиты урожая – плодородие почвы. На убитой, мертвой почве все обработки дают эффект. Проведи их грамотно, стерилизуй все болезни – будешь гарный молодец, и получишь… целый центнер прибавки! К своим двадцати. И что, стоило возиться?..
Защищать на слабом агрофоне – деньги на ветер, убийство рентабельности. Что же делать? «Разумеется, вносить высокие дозы удобрений!» – учат те же «благодетели». Внес – и получил болезней семикратно. Смотри подзаголовок «дозы удобрений».
Думай, голова, закривляй извилины!

ГУСТОТА продуктивного стеблестоя определяет и массу зерна, и число зерен в колосе, и развитие болезней. Если она оптимальна, болезней будет минимум. По данным ВНИИФ[11], одна лишь загущенность может снижать эффект хорошей агротехники наполовину. Опыт умных земледельцев показал: большинство наших «научных» норм здорово завышены. Пора, пора испытывать новые сеялки и нормы высева!

СРОКИ ПОСЕВА могут прямо определять политику с болезнями. Например, озимые: взошли рано – начали болеть с осени, пришла весна – вот вам свеженький запас инфекции. А уж вирусы только от срока и зависят: разница – на порядок! Сейчас, когда климат потеплел, сев озимых нужно сдвигать на позже. Есть мнения – минимум на неделю к зиме. Яровые, наоборот, будут здоровее, если взойдут на неделю раньше. Продолжать сеять по довоенным инструкциям – своими руками плодить болезни. Опять же, на радость кому?.. Ага, правильно соображаете. Пятигорский ВНИИ кукурузы сравнивал защитные эффекты при разных сроках посева. И обнаружил: одна неделя задержки – и на «вкусных» сортах вдвое больше стеблевого мотылька! То же и с совкой в початках: в майском посеве ее вдвое больше, чем в апрельском. Вывод: для каждого года есть точный срок развития вредителя. Сей на полторы – две недели раньше – уйдешь от массового поражения и обойдешься двумя обработками: одна – хим, другая – био.

ПРИМАНОЧНЫЕ ПОСЕВЫ – молодой и очень перспективный метод. Пример: смесь овса с горохом. Достаточно засеять двадцатиметровую полосу смеси на самой прогреваемой окраине километрового поля, и чуть не все вредители соберутся здесь. Выждал момент и перемолотил на зеленку – вот и вся защитная мера. Ну, в крайнем случае ядом шарахнул. Так это же два гектара вместо сотни!
Картошку можно с той же целью обсевать баклажанами или душистым табаком: весь жук будет здесь, как штык, только успевай долбить. А от тлей – обсади петуниями: дальше них и не пойдут. Про то, как славно замочить в актаре или конфидоре кукурузу и горох, я уже писал. Посеешь пораньше в качестве весеннего сидерата – заодно и медведок, и проволочника грохнешь.
Соя – признанный индикатор вредителей и рассадник хищников, особенно наездников. Соевые клинья и полосы через каждые 150–200 метров могут заменить половину химобработок. Кстати говоря, хищников лучше разводить на западных, более влажных и теплых окраинах поля. Изучение теленомусов показало: именно тут их видовой состав втрое богаче, и самок рождается больше. Именно здесь нужны посевы зонтичных, лесополосы или дикие луговины, полосы сои.
Наконец, ЗНАНИЕ ОБЪЕКТА. Врага надо хорошо знать, чтобы лишний раз не нервировать его пустой суетой и паникой. Пример: зачем опрыскивать против хлебной жужелицы, если достаточно добавить к ЗСС немного системного инсектицида – и личинки отлично дохнут! Замочишь в актаре семенные клубни картошки – снимешь первое поколение жука. «Посеешь» пораньше замоченные в инсектициде семена гороха или пшеницы – уберешь и проволочника, и медведку. У каждого вредителя есть свое слабое место. И свое слабое время!
Михаил Иванович на связи: zazimkom@mail.ru.

На сем позвольте закончить лекцию об агрометоде. Она была чисто ознакомительной, но плодотворной: я выяснил две важных истины.
Первая: агрономия – неделимое целое. Агротехника неотделима от защиты. Так же как неотделима от биологии почвы, от сортов, от биоценоза, от ландшафта. Факт: что ни сделай – влияешь сразу на все! Нам нужны совершенно новые учебники, коллеги.
И вот вторая истина: в необъятном снопе наших агронаук нет главной: «защита рентабельности и чистоты урожая». Она, видите ли, не выгодна «создателям наук». Ну, так давайте создадим ее сами! И звания будем давать только по факту реальных результатов. Это будет самая полезная и самая честная наука в нашем земледелии!
* * *
А теперь давайте вникнем в те защитные силы, которые обеспечивают бурное процветание природы миллионы лет. Эти же силы привносят основную долю мира и в наши сады и огороды. Я постоянно наблюдаю это у себя на участке.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.